Журнал о городе, людях, культуре и саморазвитии
врач-эпидемиолог
Дмитрий Кольцов
«Для врача-эпидемиолога не существует мирного времени».
Вы из Череповца? Насколько мне известно, вы учились в Петербурге.
— Родился и вырос в Устье-Кубенском Вологодской области. Да, шесть лет учился в славном городе Санкт-Петербурге в медицинском университете им. И. И. Мечникова по специальности «медико-профилактическое дело», выбрав направление «эпидемиология». Как таковой истории, связанной с выбором профессии, нет, но с детства уже понимал, что хочу помогать людям, быть, так скажем, «около медицины».

А с выбором университета?
— На тот момент я уже был зачислен на лечебный факультет медицинского университета в Архангельске. Волею судьбы однажды папа услышал по радио, что «Центр гигиены и эпидемиологии в Вологодской области» ведет целевой набор на обучение в Санкт-Петербурге. Мы с семьей подумали, поговорили, съездили на собеседование в Вологду, да и поехали путешествовать по городам России – экзамены сдавали не в Питере, а в Пскове. (Смеется.) Выбор в пользу города-героя Ленинграда дался довольно легко.

Откуда начался ваш карьерный путь?
— В 2013 году окончил университет и пришел на работу в филиал «Центра гигиены и эпидемиологии в Вологодской области» в Череповце, так здесь и работаю.

Чем занимается врач-эпидемиолог в мирное время? На что был похож рабочий день до пандемии?
— Скажем так, для врача-эпидемиолога не существует мирного времени. Помимо коронавирусной инфекции на свете столько заболеваний, которые никуда не исчезли. Они регистрируются среди жителей нашего города, и за ними необходимо следить, заниматься профилактикой. Допустим, в осенний и зимний периоды это воздушно-капельные и кишечные инфекции, грипп, а в летний период – природно-очаговые заболевания. В более спокойное время мы расследуем случаи различных инфекционных и паразитарных заболеваний – клещевой энцефалит, туберкулез, кишечные инфекции и т. п., читаем лекции по их профилактике. Помогаем различным медицинским организациям при открытии – оказываем консультационные услуги по вопросам соблюдения санитарного законодательства.

Самый запоминающийся случай за время работы?
— Одним из таких моментов была ликвидация последствий паводка в Чагоде. Мы проводили дезинфекционную обработку – это были крайне напряженные три дня, непростые в плане физической нагрузки. Еще очень запомнилось участие в проверке многоквартирного дома на факт наличия грызунов. Представьте: заходишь в подвал, а грызуны разбегаются во все стороны – да, такое запоминается.

Вы возглавили череповецкий филиал «Центра гигиены и эпидемиологии» несколько месяцев назад. Было непросто приступить к новым обязанностям в такое время?
— Действительно, меня назначили и. о. главного врача филиала в Череповце как раз перед самым началом ситуации с коронавирусом, в какой-то мере это стало неожиданностью. Приходится заниматься в большом объеме новой инфекцией, но и про деятельность филиала забывать нельзя. Стараемся справляться со всеми задачами, которые стоят перед нами.

Когда стало понятно, что все серьезнее, чем передают в новостях? Очевидно, это случилось задолго до начала карантина.
— В СМИ все преподносилось достаточно серьезно. Другое дело, как к этому относились граждане. При появлении первых новостей о КВИ, ее особенностях в принципе сразу стало понятно, что инфекция будет быстро распространяться и рано или поздно достигнет нашей страны, в том числе города.
«Наивно полагать, что эта инфекция исчезнет. Раз уж она пришла в нашу популяцию, то
в ближайшее время
никуда не денется».
Было страшно?
— Страшно не было. Было ожидание, именно ожидание, прихода COVID-19. Уже хорошо понимая, что это воздушно-капельная инфекция, мы начинали строить планы по борьбе с ней, разрабатывать различные профилактические мероприятия.

Всю страну посадили на карантин 30 марта. Сколько выходных было в вашей организации, например, в апреле?
— Эпидемиологи работают практически ежедневно. Понятно, что мы пытаемся дать сотрудникам отдохнуть, но учитывая ежедневную регистрацию этого заболевания, работать приходится действительно каждый день.

Наверное, слова этого года – «пик» и «плато». То, что происходит сейчас, похоже на плато? Что будет в городе после снятия большинства ограничений?
— Сюда же можно добавить слова «масочный», «санитайзер», «социальная дистанция» и т. д. Происходящее в городе похоже на плато, но считаю, наивно полагать, что эта инфекция исчезнет. Раз уж она пришла в нашу популяцию, то в ближайшее время никуда не денется.

Об этом уже не раз говорилось. Но как все-таки работает маска и кому она нужна в большей степени?
— Маска – механический барьер между человеком и окружающей средой. С ее помощью заболевший снижает количество выделяемого с частичками слюны (при чихании, кашле, да и просто при дыхании) возбудителя, а здоровый человек, напротив, уменьшает вероятность вдыхания большого количества возбудителя. Ходить со спущенной ниже носа маской – бессмысленное занятие. Важно понимать, что человек может быть бессимптомным носителем инфекции, а маска позволит снизить количество выделяемого вируса, тем самым уменьшит вероятность заражения окружающих. Поэтому ее ношение – это в какой-то степени показатель отношения к окружающим, социальной ответственности.
Кажется, что все меры, которые предпринимаются не только у нас, но и во всем мире, немного опаздывают? Чуть раньше запретить массовые мероприятия, чуть раньше закрыть торговые центры, чуть раньше посадить всех по домам – сделать это чуть раньше, и не было бы таких последствий. Так только кажется или действительно более жесткий карантин в более короткий срок нанес бы меньше урона?
— Какими бы жесткими ни были меры профилактики, бороться с воздушно-капельной инфекцией достаточно сложно. В любом случае карантинные мероприятия позволили избежать массового заражения большого количества людей, дав возможность лечебным службам подготовиться к оказанию медицинской помощи населению. Со стороны может показаться, что они напрасны, и лучше бы все работало… Но в таком случае велика вероятность, что ресурсов для массового оказания помощи всем заболевшим могло бы попросту не хватить.

Вы контактируете с больными? Посещаете моногоспиталь?
— Нет, мы работаем дистанционно как с больными, так и с контактными лицами. Вероятный контакт с коронавирусом у наших сотрудников может быть только при проведении дезинфекционных мероприятий в очагах заражения. Правда, в этом случае сотрудники работают в специальной экипировке, которая защищает от заражения.

Насколько ответственные череповчане? Конечно, можно было и лучше соблюдать карантин, но заболеваемость заметно ниже, чем в Вологде, например.
— По крайней мере, при посещении магазинов или общественного транспорта отрадно наблюдать, как горожане выполняют требования. Хотя какие это требования! Скорее правила личной гигиены и безопасности. Понятно, что можно и ответственней подходить ко всем мероприятиям. От соблюдения мер профилактики напрямую зависит количество заболевших.

Многие уверены, что уже перенесли заболевание. Вспоминают, как чихали в январе, и теперь чувствуют себя в безопасности. Это просто нежелание соблюдать меры? Могла ли часть населения действительно переболеть коронавирусом?
— Сложно сказать. Это может быть и как способ самоуспокоения, а может быть и правда. Но не стоит забывать, что многие ОРВИ обладают похожими клиническими проявлениями: насморк, кашель, чихание, высокая температура тела. Без проведения лабораторных исследований делать такие утверждения абсолютно неправильно.

В Череповце можно сделать тест на антитела?
— Да, такая возможность уже есть. Например, наше областное учреждение проводит соответствующие исследования.

У мужчин был важный обряд – рукопожатие. Избавиться от него было трудно: одной из первых рекомендаций стало сокращение физических контактов. Вы сказали, что вирус никуда не денется, но вернется ли ритуал приветствия? Как скоро мы перестанем бояться?
— Да, действительно. Тем не менее после рукопожатия никто не запрещает помыть руки, обработать их антисептиком. Не вижу смысла доводить ситуацию до полных запретов, во всем должен присутствовать здравый смысл. Ведь когда на замену пришел другой ритуал – приветствие локтями, то лица приветствующих друг друга людей стали еще ближе. Мне искренне хотелось бы, чтобы поскорее вернулся не только ритуал приветствия, но и все аспекты докоронавирусной эпохи. Как скоро это произойдет, повторюсь, зависит от соблюдения нами правил личной и общественной гигиены. А также от ученых, медиков: чем быстрее они изобретут лекарственное средство, которое будет уничтожать этот вирус, тем быстрее вздохнем свободно.
«Хочется, чтобы спустя годы Эмма сказала мне, что я отличный папа».
Дмитрий, чем увлекаетесь в свободное от работы время? И хватает ли его вообще?
— В последнее время его крайне мало. Хватает лишь на то, чтобы прочитать пару страниц книги, посмотреть пару минут какого-нибудь фильма, пообщаться с семьей. Последний фильм, который запомнился, – лента прошлого года «Платформа». Люблю гулять с собакой по лесу, уважаю спорт – футбол, хоккей, биатлон. Люблю свою семью: жену Лизу и дочь Эмму. Ах да, очень нравятся насекомые. Привлекают они меня чем-то, и все тут! Держу дома паука-птицееда. Люблю кактусы!

Ничего себе! Как реагируют гости на домашнего питомца? Никто еще не убегал? Каково это – держать дома паука-птицееда? Как за ним ухаживать и чем кормить в домашних условиях?
— В этом вопросе большое спасибо супруге. Она с пониманием относится к моему интересу, более того, террариум стоит в ее рабочей комнате. Непосредственно паук не убегал, а вот его корм… Кормить паука приходится различными насекомыми – мадагаскарские, мраморные тараканы, сверчки. Вот они-то и сбегают периодически. Но ничего, ловим, возвращаем назад. (Смеется.)

Эмма понимает, что происходит сейчас вокруг? Как вы объясняли ей самоизоляцию, отсутствие садика и необходимость носить маску?
— До сих пор не знаю, как ответить дочери на вопрос: «Папа, а когда я пойду в садик?» Ребенок хочет посещать кружки, общаться со сверстниками. Приходится объяснять, что сейчас период, когда лучше посидеть дома, почитать книжки, порисовать. Честно говоря, стараюсь минимизировать дома разговоры на тему коронавируса. Не забивать пятилетнему ребенку голову… Есть более важные вещи. В общественные места стараемся Эмму не брать, а к маске отношение абсолютно нормальное, ведь базовые вещи ей все равно объяснены.
Photograph: lee Scott / Unsplash
Существует мнение, что дочь ближе к отцу. Что для вас – воспитывать девочку? Есть ли какие-нибудь лично ваши с ней ритуалы?
— В последнее время мне не хватает общения со своим ребенком. В выходные, как рассказывает супруга, когда я уже ушел на работу, Эмма встает и спрашивает: «А папа уже ушел?» Это немного грустно. Считаю, иметь ребенка – это дар, но в тоже время и серьезное испытание. Стараемся воспитать у дочери уважение к людям и природе, развить в ней лучшие качества. Поцелуй перед сном – самый любимый ритуал из всех.

Чему вы учитесь у Эммы?
— Проливать на диван чай! Шутка. (Смеется.) Учусь у нее стоять перед зеркалом. Ей пять лет, а иной раз я удивляюсь, с каким серьезным и взрослым видом подбирает себе наряд – и у нее это получается. Удивительно. А так, если серьезно, то учусь быть хорошим отцом. Хочется, чтобы спустя годы Эмма сказала мне, что я отличный папа.

Три качества, которые вы больше всего любите в своей жене?
— Понимание, забота, умение удивлять. Вообще, Лиза – удивительный человек! Безумно счастлив, что мы вместе.

Какие у вас требования к самому себе?
— Когда мы покупали беговую дорожку, многие знакомые и друзья уверяли нас, что через пару недель она превратится в вешалку. Так вот, мое основное требование к себе: не сдаваться, не останавливаться на достигнутом, не давать повода усомниться в себе.

Для вас Череповец – город для жизни? Здесь часто жалуются на экологию. А что думаете вы?
— Учитывая, что в Череповец я приехал после шести лет проживания в Петербурге, мне есть с чем сравнивать. Допустим, после учебы в этом славном городе у меня проявилась аллергия, которой раньше не было. Везде есть свои плюсы и минусы. Если говорить об отдыхе, то до культурной столицы от нас не так далеко. Проблем нет: работаешь тут, отдыхаешь либо за городом, либо выезжая в другие близлежащие города. Конечно, хотелось бы иметь в Череповце чуть больше социальных объектов, красивых больших парков с прудами и фонтанами, детских зон.
«Мое основное требование к себе: не сдаваться, не останавливаться
на достигнутом,
не давать повода
усомниться в себе».
Вы живете в городе или в частном доме? Почему выбрали для себя такой вариант?
— На шестом курсе, после того как мы с Лизой расписались, сразу приняли решение, что будем жить за городом, в доме, за что ей отдельное спасибо – это было ее предложение. Свадьбу не проводили. За счет накопленных денег и помощи родителей, за что им также огромное спасибо и низкий поклон (счастлив, что у меня замечательные мама с папой и просто потрясающая теща), купили дом. Плюсов масса! Особенно они проявились в период самоизоляции – была возможность выйти на улицу, посидеть на траве, подышать свежим воздухом. Огород у дома – клубника, малина, смородина. Нет проблем с парковкой, есть возможность завести собаку, пару кошек.

Как итог: что бы вы сказали нашим читателям, оглядываясь назад и вспоминая события последних трех месяцев?
— Проделана очень большая работа со стороны санитарно-эпидемиологической и лечебной службы. Совместными усилиями получилось сдержать КВИ,
не допустив ее массового распространения. В любом случае здоровье населения нашего города зависит от каждого из нас, от соблюдения нами правил личной гигиены. Всем хочется пожелать здоровья, оптимизма и хорошего настроения!