Журнал о городе, людях, культуре и саморазвитии
#герои
Мария Кузнецова
Иногда кажется, что у некоторых людей способность добиваться успеха заложена на генетическом уровне. Наша героиня как раз из тех, кому, на первый взгляд, все дается легко. Она работала редактором в журнале «Глянец», затем вместе с партнерами создала модельное агентство TOPMODELFACE и модное издание FAME, была одним из соорганизаторов конкурса «Мисс Северсталь» в 2015-м, обучала этикету, вела новости. На момент интервью она являлась директором ресторана «Инжир». Четырехчасовой разговор с Машей мог бы занять и треть выпуска – публикуем лишь малую часть.
Маша, откуда в тебе столько энергии?
— Начиная что-то новое, с каждым новым проектом, должностью я будто заново рождаюсь. Появляется такой прилив сил и энергии, когда ты не можешь даже думать ни о чем другом! Мне нравится изучать себя, пробуя что-то новое, как будто открываешь сундук с драгоценностями. Разглядывать каждый навык, опыт, талант, каждое убеждение. А когда становится скучно и рутинно, я переключаюсь или меняю сферу. Однажды в соцсетях получила комментарий с акцентом на то, что мне все дается легко. В духе «да она хватается за все сразу, сегодня – телеведущая, а завтра – директор ресторана».

Что ты об этом думаешь?
— Никогда не искала работу. Я четко знаю, где и кем хочу сейчас работать. Одного желания и умения произвести первое впечатление всегда хватало для того, чтобы получить место. (Смеется.) Меня никогда не смущало отсутствие опыта в той или иной сфере – это вовсе не гарант больших достижений. Огонь в глазах, азарт – вот это да! Можно стать кем угодно, если сильно захотеть и тут же сделать первый шаг. Главное – скорость и никаких «потом».

Ты связываешь смену деятельности с выгоранием? Тебе становится скучно, хочется чего-то нового?
— Скорее быстро устаю от однообразия. Например, в ноябре был ровно год, как я являюсь директором «Инжира». И я понимаю, что сейчас должен быть старт для чего-то большего. Первый год для руководителя показательный, затем начинается следующий этап. Ты уже разбираешься в цифрах, понимаешь, как все устроено, знаешь плюсы и минусы каждого сотрудника. Когда на руках все карты, можно начинать ими играть. Есть желание развиваться в профессии, и я знаю, каким будет следующий шаг.

И чего бы ты сейчас хотела?
— Жить в мегаполисе – это действительно спонтанное решение, потому что еще недавно сама мысль об этом казалась абсурдной. Как перевезти ребенка и устроить его в сад? Как найти там работу? Но сейчас я созрела, эти вопросы уже не кажутся такими сложными. Понимаю, что в Череповце стало тесно, хочется жить в большом городе.

Дай угадаю. Это снова будет ресторан?
— Да. В индустрии услуг и гостеприимства я в своей тарелке – десять из десяти. Хотела бы попасть в крупный ресторанный холдинг, в котором я начну с нуля, и снова будет интересно. У меня есть свой топ-лист ресторанов, в которые хотела бы сходить, а там уже выберу и место работы.

У тебя было много собственных проектов, но ты вернулась в наем. Почему?
— Мне нужен опытный наставник, некий концентрат знаний, который всегда рядом и поможет принять правильное решение. Да, у меня уже был бизнес, и я понимаю, как это работает. Сейчас мне хочется получать новые знания, учиться у лучших, быть в команде. При этом градус ответственности более чем высок. Я ныряю с головой в чужой проект и посвящаю всю себя делу, за которое взялась, точно так же, если бы этой был мой собственный бизнес.

А с чего начался твой карьерный путь в ресторанной сфере?
— Я ушла из журнала FAME – это было непростым решением, которое в итоге открыло мне новые возможности. Постепенно начала интересоваться столовым этикетом, что подтолкнуло – не помню. Записалась на один мастер-класс, на второй, третий. Ездила на гастрономические ужины, прошла обучение в Австрийской высшей школе этикета, получила диплом. А в марте прошлого года случайно попала в команду ресторана «Скандинавия».

Случайно?
— Однажды мне позвонила знакомая. Рассказала, что открывается ресторан при гостинице «Скандинавия», и пригласила на встречу с владельцами. Мне показали проект, начали вместе обсуждать, я пыталась понять концепцию. С этого и начался мой профессиональный рост в этой сфере.

Что было дальше?
— Собралась удачная команда, и мы сделали то, к чему стремились. Скандинавия – это сказочной красоты северная природа, строгий нрав. Я старалась обыграть концепцию в каждой детали, в цветовой палитре, натуральных материалах, фактурах. Конечно, лучший пример – те, кто уже сделал хорошо. Изучила все рестораны скандинавской кухни в Москве и Петербурге, старалась взять лучшее.

Я была на открытии – получилось красиво и действительно в скандинавском духе. А как ты попала в «Морсен»?
— Началось с того, что я случайным образом поехала отдыхать в Турцию в компании сотрудников ресторанов «Морсен». Я попала в среду совершенно разных людей, разной профессии и возраста. Мы отдыхали вместе, веселились, делились какими-то историями из жизни ресторана. Мне уже тогда намекали на то, где бы я хорошо смотрелась. (Смеется.) А после возвращения состоялся разговор с владельцем компании, он предложил мне стать директором ресторана «Инжир». Это было интересно, поэтому я сделала шаг навстречу и согласилась.

Было непросто?
— Да, это был непростой путь. Да и сам год был сложным для меня и в работе, и в личных отношениях. Словно Вселенная подкидывает трудности и увеличивает уровень сложности. Я всегда считала себя стрессоустойчивой, но до 2020 года понятия не имела, что это такое! У меня не было сомнений в том, что справлюсь, просто было слишком много всего и сразу. Представь, какая ответственность – центр города, один из самых больших ресторанов. Я пришла в ноябре – это пора корпоративов. Огромное количество гостей, отчеты, цифры, планы, персонал. Но постепенно разобралась, мне нравится то, что я делаю. Это мой «Инжир».

Всему пришлось учиться с нуля?
— Ну конечно, разрабатывать концепцию и управлять рестораном – две разные вещи. Я понимала, что предстоит еще много чего узнать, прежде чем назвать себя управляющей. Пошла учиться на операционного директора ресторана, сидела ночами, читала, сравнивала, вникала.
Видела у тебя в «Инстаграме», в прошлом году ты летала во Владивосток?
— Это было первое мое задание. Олег Викторович отправил меня с коллегой во Владивосток с целью посетить ресторан «Супра» и Zuma, а после составить отчет о своих впечатлениях. Такой атмосферы нет ни в одном ресторане, в котором я была! Там настолько прописаны стандарты, продуман сервис, а команда ресторана как будто весь день ждала именно тебя! Чтобы туда попасть, мы простояли больше часа на улице с бокалами вина, общаясь с классными людьми, опять же официанты не давали нам скучать и мерзнуть. После возвращения Олег Викторович спросил: «Ты понимаешь, что я от тебя хочу и к чему нужно стремиться?» Именно оттуда пошли эти утренние зарядки на крыльце, собрания, мотивация персонала и прочая жизнь нашего ресторана, которую можно увидеть в моем «Инстаграме».

Наверняка сталкивалась с предвзятым отношением?
— Более чем. Главное, чтобы собственное мнение о себе было непоколебимо. Любовь к себе начинается с установки «мне можно!». Нужно определить свои личные границы и держать ориентир, чтобы ничто не сбивало с пути. Конечно, оценка со стороны может быть полезной, но чаще люди вымещают на тебе свои комплексы. Считаю, лучше совсем минимизировать общение с людьми, которые тушат твой внутренний свет.

Как ты считаешь, в Череповце есть сервис?
— На уровне знаний «7 шагов сервиса» – есть, а что касается искреннего сервиса, то встречается редко. Сервис – это не филигранная техника ношения подноса, это коммуникация ресторана с гостем. Недавно натолкнулась на фразу «Люди ходят к людям», она ведь тоже об этом! Есть только один способ сделать гостей счастливыми: персонал на работе сам должен чувствовать себя хорошо. Они должны быть собой – интересными, молодыми, с хобби и амбициями.

Что такое искренний сервис?
— Это когда коллектив делает нечто большее, чем прописано в его обязанностях. Например, ты узнал, что гость заболел, и отправляешь ему подарок с открыткой и теплым сообщением – просто чтобы поддержать и поднять настроение. Вот это сервис XXI века. Моменты искренней заботы, которые говорят о сотруднике больше как о человеке, нежели даже профессионале. Мои ребята избалованы вниманием! Они все особенные, и я стараюсь каждому уделить внимание, поговорить, похвалить. На работе я скорее пряник, нежели кнут.

Какие у тебя слабые стороны?

— Терпеть не могу то, что привязывает меня к компьютеру. Когда я делаю отчет, все проклинаю, понимая, что хочу выйти к гостям, общаться и наблюдать. И еще, наверное, слабость в том, что я не могу быть жесткой, агрессивной, бестактной. У меня в этом слишком четкие грани.

А разве это не хорошо?
— Обычно меня критикуют за мягкость в управлении. Может и так. Я действую мягко, не повышая тона. Меня сложно вывести из себя даже некорректным поведением, только если совсем перейти личные границы.

Ты умеешь скрывать эмоции?
— Обычно я переживаю их внутри. Если человек меня обидел, то я скорее замираю. У меня отключаются внешние факторы проявления чувств, ухожу в себя, смотрю на ситуацию со стороны наблюдателя. Жду, когда эмоции стихнут, и иду на контакт первой. Да, я склонна к самоанализу. (Смеется.)

Как думаешь, твоему сыну хватает любви?
— Он купается в ней. У него есть любимый папа, он даже не очень рад, когда я забираю его из садика. Долгожданный внук у бабушки. Я всегда ему говорю, что он самый лучший и смелый. Он свободен в выборе. Пусть качества, которые заложены в нем природой, очнутся, и тогда уже я буду подталкивать в нужном направлении.

Ты мама, которая все позволяет?
— Я сама делаю, что хочу, и он делает то, что хочет. А еще круче, когда разделяет мои интересы. Например, люблю плавать, поэтому беру Елисея с собой. Научила его держаться в воде, и теперь мы вместе ходим в бассейн. Я не считаю нужным подстраивать свою жизнь под ребенка – он разделяет мою. В моем детстве опеки не было от слова «совсем». Помню, как сама ходила в садик. Например, дома не было лекарств: если кто-то заболевал, его просто отправляли спать. (Смеется.) Мама работала все время, была в командировках. Мы с братом рано повзрослели и были предоставлены сами себе. Поэтому мне чуждо, когда мамочки ставят интересы ребенка выше своих. Это две разные жизни.

Где ты любила бывать в детстве?
— Было два места, в которые я любила ходить – парикмахерская и ресторан. Мама брала меня в парикмахерскую «Люкс», которая находилась раньше в центре города. Мне нравилось, что там работают красивые, стильные женщины, пахнет краской, всегда живая, веселая атмосфера. А по выходным папа брал меня в кафе. Тогда их не было так много, и это превращалось в настоящий поход в ресторан. Я заказывала салат, горячее, а когда очередь доходила до мороженого всегда спрашивала: «Пап, можно два?» С самого детства питала любовь к сфере гостеприимства. (Смеется).

Как ты стала ведущей новостей «Северстали»?
— Попробовать себя в роли телеведущей было одним из моих желаний. Я позвонила шеф-редактору одного из телеканалов и сказала, что занимаюсь изучением этикета, и если буду нужна для какой-либо тематической программы, то готова. Прошло около года, когда он позвонил мне уже с предложением – прийти на пробы ведущей теленовостей «Северсталь». Пришла, мне вручили текст, который нужно было произнести, конечно, все при помощи суфлера. Не успела вернуться домой, как Евгений пишет, что прошла. Я и не сомневалась. (Смеется.)

Это было интересно?
— Только в момент, когда тебе говорят: «Да, ты подходишь!» (Смеется.) Этот опыт в очередной раз доказал, что ты можешь стать кем угодно, просто сделай какие-нибудь шаги. Скажи об этом вслух, и желательно правильному человеку, чтобы твои слова не остались на уровне кухонных разговоров.

Какой мужчина может тебе понравиться?
— Мне нравятся азартные мужчины, у которых горят глаза. Имею в виду здоровый азарт, чтобы он хотел рисковать, зарабатывать, добиваться новых высот и не останавливался на достигнутом. Мужчина должен быть добрым, простым, логичным, деликатным. С ним должно быть комфортно и интересно, и чтобы я ни в коем случае не могла вести себя так, будто я круче, чем он. (Смеется.)

Идеальный образ среди знаменитостей?
— Актер Саймон Бейкер в образе своего героя Патрика Джейна в сериале «Менталист». Он безумно харизматичный, с такой обаятельной улыбкой. Или типаж Джуда Лоу в сериале «Молодой папа».

Правило, которым руководствуешься в жизни?
— Каждую минуту мы выбираем либо себя, либо кого-то еще. И если мы себя не выбираем, то предаем... Пожалуй, с этой установкой я войду в 2021-й.
Интервью: Ирина Любимова
Фото: Дмитрий Юрин