Журнал о городе, людях, культуре и саморазвитии
герой обложки шестого номера
Оганес Атомян
Кондитерская фабрика «АтАг» – одна из главных достопримечательностей Шексны и гордость нашего края. За 25 лет компания прошла путь от маленького предприятия до крупного производства, расширив свою географию и выйдя далеко за пределы страны. Сегодня у руля компании стоит молодой, рассудительный руководитель с уверенным взглядом в будущее. О детской мечте, семейных традициях, конфетах и производстве – в интервью с Оганесом Атомяном.
Помните тот день, когда впервые побывали на производстве «АтАг»?
— Я приехал с родителями на производство. В то время оно представляло собой одноэтажное здание, в котором пекли хлеб. Не было никакой автоматизации, поэтому было много людей – запомнилась суматоха и запах свежей выпечки. Тогда я был слишком маленький и даже не предполагал, что в будущем стану руководить предприятием.

С чего началась серьезная вовлеченность в семейное дело?
— После окончания британского университета я должен был поступить в магистратуру в Испании. Но отец попросил меня остаться на год и помочь ему – был довольно тяжелый период в работе. Уже через полгода стало понятно, что планы на магистратуру можно отложить, и я начал в полной мере заниматься семейным бизнесом.

Вы уехали в Англию после школы?
— Немного раньше. Я не закончил 8-й класс, в 14 лет уехал в Брайтон, где два года учился в школе. Затем учился в колледже и уже после него поступил в Лондонский университет на «менеджмент». Но спустя год понял, что ошибся с выбором, и перевелся на «финансовый учет и бухгалтерию».

Чем отличается британская система образования от советской? Много ли практики в процессе обучения?
— Основное отличие в том, что британский студент в процессе обучения уже понимает, чем будет заниматься, и когда получает диплом, знает, что делать дальше. В России, к сожалению, чаще всего не так. Справедливости ради скажу, что все зависело от желания. Можно было бы ничего не делать, что закономерно привело бы к плохим результатам. А чтобы получить высокие баллы, было необходимо договариваться с разными предприятиями, писать о них работы, проводить опросы, тесты и так далее. Придумывать и реализовывать все это приходилось самому.

А кем вы хотели стать в детстве?
— Врачом – моя детская мечта. Любил читать медицинскую литературу, увлекался анатомией, а к 9 годам прочитал уже две книги с различными заболеваниями по алфавиту. Несмотря на то что моя старшая сестра врач-эндокринолог-диабетолог, если появляются какие-либо проблемы, звонят обычно мне. (Смеется.)

Почему тогда не поступили в медицинский?
— В какой-то момент я решил, что став врачом, не смогу добиться того же, что может ждать меня в бизнесе. Тем более что в России специалисты в этой области слишком недооценены.

Расскажите о производстве и технологиях. Вы используете отечественное оборудование?
— Отечественное оборудование пока не обладает такой точностью, гибкостью, которая нужна для кондитерского производства, тем более нашей специфики. Большая часть машин у нас импортная – это Германия, Италия, Турция, Китай. Например, одна из технологий производства шоколадных конфет называется One Shot. За одну операцию она позволяет получить целую конфету – в форму одновременно заливается как корпус, так и начинка. Это довольно сложный процесс.

Сегодня на производстве много ручного труда?
— Да, и его немало – в основном это фасовка. В Шексне помимо нас довольно много производств, при этом не так много жителей. Существует проблема нехватки людей, которую мы стараемся компенсировать автоматизацией.

Вы приглашаете людей из других городов?
— Да, в сезон обязательно. У нас есть свои автобусы и маршрутки, которые забирают людей на работу из деревень и городов, а после отвозят домой. Многие сотрудники из-за рубежа, они проживают в общежитиях, буквально за год мы обновили некоторые из них и построили новые.

А как насчет сырья? Многие ценители шоколада дотошно изучают этикетки на предмет наличия в составе пальмового масла – как у вас?
— В свое время производителями, которые работают на молочном жиру, был поднят необоснованный хайп вокруг пальмового масла. Растительное масло – более дешевая альтернатива. Те, кто видел для себя потенциал, стали переходить на него, потому что продукт получается экономически выгодным, при этом не теряет свои качества, в некоторых случаях даже улучшает их. Здесь нужно понимать: есть производители, использующие пальмовые масла низкого качества, и те, кто работает только с маслом высшего класса, например «АтАг». Среди нашего ассортимента есть продукты как с пальмовым маслом, так и без него – информация указана на упаковке. Покупатель может выбрать то, что ему больше нравится.

Как контролируете качество?
— С помощью собственных лабораторий, где наши специалисты ежедневно проверяют качество изделий. Все компоненты разбираются по отдельности. На выходе конфета дегустируется, чтобы не было никаких эксцессов. Если на этапе проверки выявляется проблема, мы утилизируем продукт.

У «АтАг» есть запатентованные рецептуры или, скажем, названия?
— Их много, порядка 350 наименований конфет. Все названия, технологии запатентованы. Помимо патентов мы предусмотрели систему технологии защиты продуктов. Даже в случае утечки рецептуры получить такой же шоколад, как у нас, будет невозможно.

Кто отвечает за нейминг?
— Вся наша команда и друзья компании. Первые названия были придуманы случайно: мы попали в неприятную ситуацию с одним из крупных производителей, и пришлось быстро переименовывать изделия. Названия «Кочегар Петя», «Папа Коля», «Укус женщины» родились сами собой и быстро нашли отклик в сердцах покупателей. К слову, первой конфетой был «Кочегар Петя», тогда она еще называлась «Форс-мажор».

Отслеживаете ли западных конкурентов в отрасли?
— Да, мы постоянно мониторим рынок. Отслеживаем как ценовую политику, так и новые продукты – периодически бывает что-то интересное. В Европе полно сильных производителей, как и во многих других отраслях, Запад задает направление. В ближнем зарубежье тоже есть довольно мощные производители, на Украине и в Беларуси. Российский рынок огромен, все любят шоколад и кондитерские изделия в принципе, поэтому мы стараемся придумывать что-то свое и угодить всем, кто пробует нашу продукцию. Мы приглашаем зарубежных технологов или отправляем за рубеж наших сотрудников. Они проходят обучение в Дании, Бельгии, Италии.

Вы бывали на других фабриках?
— Много раз. Не буду уточнять, на каких именно производствах, скажу, что их было более десяти – на Украине, в Германии, Италии, Великобритании. В Бельгии бывали на многих заводах – крупных и маленьких. Если сравнивать нас, какими мы были в то время и сейчас, это несопоставимо. Сегодня во многом мы впереди. Например, у нас царит исключительная чистота. Кроме того, на предприятии соблюдены все требования по ХАСПП – это концепция, предусматривающая систематическую идентификацию, оценку и управление опасными факторами, влияющими на безопасность продукции. Не уступаем и в технологичности производства – объемы растут, и мы все быстрее автоматизируемся.

Знаю, что конфеты «АтАг» когда-то выдавали даже на борту «Аэрофлота». Где можно найти ваши конфеты?
— Наверное, будет правильным сказать, что мы есть в любом уголке России. Расскажу случай. Хороший друг моих друзей уехал по работе на границу России и Норвегии – это был маленький островок. И вот даже в этом далеком месте, где всего один магазин, были наши конфеты! Часто нашу продукцию можно встретить даже там, куда мы официально ее не поставляем. Во всей Вологодской области есть наши фирменные магазины, в ближайшее время планируем открытие в Москве и Санкт-Петербурге.

Перечислите страны, в которых можно встретить конфеты от «АтАг»?
— Эстония, Латвия, Литва, Молдова, Узбекистан, Таджикистан, Армения. Периодически возим наши конфеты во Вьетнам, в Индонезию, Малайзию, Китай, Америку и Западную Европу. Большая часть продукции, конечно, продается в России.

Какие новые рынки планируете освоить?
— В Азии сейчас наблюдается бум потребления кондитерских продуктов. Приведу грубые цифры: за год в России человек употребляет 10 кг шоколада, а еще недавно в Китае – меньше 0,5 кг. Сейчас эта цифра уже превышает 1 кг, но при этом население Китая в 10 раз больше.

Куда движется кондитерская индустрия? Что сейчас в тренде?
— ЗОЖ. И как следствие – снижение количества потребляемого сахара. Внимание к качеству, этичное потребление, новые форматы – как самой продукции, так и ее продвижения. Мы стараемся придерживаться этого движения рынка, так как оно будет иметь массовый характер в ближайшее время.

Над чем сейчас работаете?
— Разрабатываем абсолютно новый вид упаковки – это функциональная упаковка, которую можно будет использовать в быту как домашний аксессуар. Мы уже выпускаем такие – конфеты «Остров сокровищ» упакованы в сундучки, драже «Жемчужина» – в красивые ракушки. Шикарный продукт премиум-класса – «Страдивари» и «Вивальди». Подарочная коробка конфет в форме скрипок, при открытии которой играет музыка. Этот продукт мы разрабатывали порядка трех лет.
Как компания пережила начало пандемии?
— Мы довольно сильно просели финансово и в объемах производства, весной они упали на 80%. При этом большая часть штата сохранилась, ни один работник не был уволен. Были те, кто уходил добровольно, но их количество можно измерить единицами. Люди сами приходили с предложениями, идеями, с какими-то новыми разработками. Мы всегда поддерживаем инициативу, не оставляем людей без помощи, если они в ней нуждаются.

Несмотря на то что пандемия еще в самом разгаре, какие выводы вы для себя уже сделали?
— Пандемия стала своеобразным толчком: мы научились дистанционно работать, оптимизировали расходы. Она выявила сотрудников, которые никогда не работали. Лишние люди сами отфильтровались, а основной костяк стал еще крепче.

Фабрика в виде замка стала настоящим украшением Шексны. Как возникла идея придать ей такой вид?
— Проект был придуман моим отцом и дядей. Нам всегда хотелось, чтобы сотрудники, да и мы сами радовались, заходя на производство. Несколько лет назад в Шексну приезжал Олег Александрович Кувшинников, и состоялся разговор о промышленном туризме. Тогда мы построили детскую площадку и кафе, а скоро к ним добавится детский кинотеатр и фотозоны. Разрабатываем специальный маршрут, по локациям которого дети будут передвигаться на маленьком поезде.

Когда ребята снова смогут попасть на фабрику?
— Мы надеемся, что возобновим экскурсии со следующего года, едва снимут ограничения. И дети снова смогут увидеть, как производится шоколад, посмотреть кино о жизни конфеты, побывать на чаепитии в кафе и повеселиться во время развлекательной программы с аниматором.

Сколько маленьких гостей уже побывали на производстве?
— За все время на фабрике побывали более 500 детей.

Как вы отмечаете Новый год?
— Всей семьей собираемся в доме отца, а на следующий день ходим к бабушкам и дедушкам. Традиций у нас неисчисляемое количество, и отмечать праздники в кругу семьи – одна из них. Мой отец армянин, а мать русская. Смешение кровей привело к тому, что праздников у нас в два раза больше. (Смеется.)

Назовите какое-нибудь традиционное блюдо на праздничном столе?
— Их много! Начиная с борща и заканчивая долмой. Мама прекрасно готовит, она идеально знает как русскую, так и кавказскую кухню.

Представляю, как у вас вкусно!
— Да, поэтому мы постоянно сражаемся за то, чтобы похудеть. (Смеется.)

Что еще вы бы хотели сделать для родного края?
— У нас довольно набожная семья. Как вы знаете, мы уже восстановили храм Николая Чудотворца в Сизьме, а сейчас заканчиваем восстановление храма в Шексне. И я надеюсь, что в ближайшее время смогу заняться восстановлением еще одного храма под Сизьмой. Он находится рядом с часовней Блаженной Ксении Петербургской в разрушенном состоянии, его практически не видно.

Вы случайно его нашли?
— Да. Недалеко от того места находится источник, я направлялся к нему и случайно свернул не туда. Осмотрелся вокруг, но ничего не увидел. А когда начал возвращаться к машине, заметил на земле кусок выгоревшего пластика. Удалось разглядеть рисунок, на котором был изображен храм. Мне запомнились его очертания – хочу, чтобы эта святыня приобрела свой первозданный вид.

Ваша любимая сладость к чашечке кофе?
— Конфеты «Карамельные сны» или «Укус женщины».

Что выберете в подарок из ассортимента «АтАг» малознакомому человеку?
— Зависит от того, что это за человек и с какими намерениями я к нему иду.

Если бы судьба дала вам карт-бланш на то, чтобы мгновенно освоить любую новую область – что бы это было?
— Область, связанная с новыми технологиями.
Интервью: Ирина Любимова
Фото: Дмитрий Юрин