Журнал о городе, людях, культуре и саморазвитии
Театр берет свое начало еще в античной Греции, но женщины взошли на сцену лишь в XVII веке. Долгие годы женские роли исполнялись переодетыми мужчинами. Но сегодня травести – это уже не дань традиции, а модное шоу, переживающее второе рождение. Одни восторгаются его красотой и зрелищностью, другие не понимают и держатся настороженно. Мы поговорили об этой профессии с череповецким артистом Антоном Вольских.
О травести-жанре ходят легенды. Что вы об этом думаете?
— Каким бы ни было отношение к артистам, представляющим его, не стоит забывать, что травести-шоу – это уникальное сочетание хореографии, артистизма и пародии, которое выливается в зрелищные представления. Различные спецэффекты, роскошные костюмы. Главное – выбирать достойных артистов, которые умеют их делать. В нашей профессии устроено так: чем больше ты отдаешь, тем больше получаешь. Не так важно, сколько я заработаю за выступление, важно, сколько энергии получу от зрителя.

Тогда расскажите историю с самого начала. Как вы открыли в себе любовь к жанру?
— Впервые столкнулся с травести в Петербурге. Мне было лет 17, друзья пригласили приехать в гости на пару дней. В какой-то момент решил остаться, практически сразу нашел работу. Однажды мы пошли в клуб, где друзей хорошо знали. Артист, который должен был выступать в тот день, заболел. Арт-директор заведения предложил мне попробовать себя в его роли. Я согласился. Меня одели, загримировали и… выпустили на сцену. Отработав весь вечер на энтузиазме, я понял, что хочу и дальше этим заниматься.

Вы так сразу вышли на сцену, не боясь публики?
— Я легкий на подъем! (Смеется.) На тот момент у меня уже был опыт работы аниматором. Полтора года на детских мероприятиях – уже кое-что.

Это тоже было в Петербурге?
— Нет, раньше. Впервые из Череповца я уехал в Краснодарский край, мне тогда было около 16 лет. Я рано повзрослел. Мы с сестрой росли практически вдвоем, мама много работала. Хотелось получать собственные деньги, чтобы помогать ей. Однажды мне позвонила знакомая и предложила поработать в Туапсе. И я уехал мыть посуду. (Смеется.) Ведущий во мне родился в моменте. Я мыл посуду, где-то пошутил, где-то спел – и мне предложили попробовать поработать с детьми. Помню, вышел в костюме клоуна, полсотни детей обступили меня, и я просто начал с ними дурачиться. Это был толчок!

Почему вернулись в Череповец? Неужели здесь больше благодарного зрителя?
— Произошел конфликт с руководством: шоу показывали с понедельника по пятницу, необходимо было регулярно обновлять программу, шить новые костюмы. На все это уходили внушительные средства, ведь пошив достойного костюма стоил минимум 50000 рублей. Я пытался еще какое-то время попасть в другие клубы, но некоторым не подходил я, а где-то не нравилось мне. Тогда я вернулся в Череповец. Я уже приезжал раньше из петербуржского клуба как приглашенный артист, поэтому решил продолжить свою карьеру здесь.

Подозреваю, Череповец встретил вас не с распростертыми объятиями?
— Начинать все сначала было тяжело. Здесь абсолютно другая публика, конечно, город-завод не сразу принял меня в этом образе. Мое первое выступление после возвращения было на дне рождения у подруги. Она пригласила меня, никому об этом не сказав – хотела сделать сюрприз. Я тоже этого не знал. Вышел к гостям в образе Полины Гагариной. Гости в основном заводчане, сидели в шоке, никто не ожидал. Заканчиваю песню – гробовая тишина. С тех пор я выступаю только перед подготовленной публикой, которая меня ждет.

У вас есть какие-то свои правила? Свой кодекс чести?
— Я не работаю на мероприятии, где есть дети. Это мой принцип. Дети впечатлительны, и я не хочу сбивать их ориентир. Нельзя, чтобы они думали, будто это норма.

В образе кого чаще всего выступаете?
— В основном пародирую Людмилу Гурченко, Верку Сердючку, Зазу Наполи – она, как говорят, травести-мать. Среди звезд современного шоу-бизнеса в моем репертуаре Ани Лорак, Полина Гагарина, Zivert – весьма бюджетный способ пригласить звезду. (Смеется.)

Насколько знаю, вы ведете мероприятия и как ведущий в классическом понимании?
— Конечно. В обычной жизни я Антон. Мои сценические образы – только моя работа. Перевоплощаясь в персонажей, которых играю, я веду себя совершенно иначе – меняется голос, поведение, манеры. Но только на сцене!

Репетируете перед выступлением? Как держите себя в форме?
— Каждый мой выход – чистая импровизация. Никогда не репетирую, нет никакой постановки. Двух одинаковых выступлений просто не бывает. Я стараюсь больше выступать, это и позволяет совершенствоваться.

Откуда черпаете вдохновение?
— В первую очередь от коллег. Все травести-актеры общаются между собой. Мы учимся друг у друга, обмениваемся опытом. Музыка для меня все, вдохновляюсь ею. У той же Zivert, например, нет ни одной песни, с которой бы не хотелось выйти на сцену. Все ее работы заряжают!

Еще одно ваше амплуа – официант в одном из ресторанов Череповца. Вам нравится эта работа?
— «Траттория» – мой второй дом. И эту свою работу я люблю не меньше. Мне нравится дарить людям эмоции, видеть их улыбки, создавать атмосферу праздника. Делать так, чтобы гости чувствовали себя особенно, ведь мы действительно ждем каждого из них!

Верите ли вы, что общество начнет спокойно относиться к травести?
— Это уже происходит. С каждым годом отношение к травести меняется в лучшую сторону. Люди начинают понимать это искусство. Главное – продолжать делать свою работу красиво!